"Когда навек уснет перо..."

Ю.Г. Долгополова

В 1821 году вскоре после возвращения из Крыма Пушкин написал стихотворение «К моей чернильнице». Это изящное произведение заканчивается строками:

«Когда же берег ада

Навек меня возьмет

Когда навек уснет

Перо, моя отрада

И ты в углу пустом

Осиротев, остынешь

И навсегда покинешь

Поэта тихий дом...

Чадаев, друг мой милый,

Тебя возьмет унылый

Последний будь привет

Любимцу прежних лет.-

Иссохшая, пустая,

Меж двух его картин

Останься век немая,

Укрась его камин.-

Взыскательного света

Очей не привлекай

Но верного поэта

Друзьям напоминай»

Хотя стихотворение Пушкина написано в русле поэтической традиции того времени, трагическая биография поэта придает ему характер пророчества. Чернильницу, непременный атрибут писательского труда, Пушкин завещает своему другу и товарищу по перу Петру Яковлевичу Чаадаеву (1794-1856). Неизвестно, было ли поэтическое завещание Пушкина следствием какого-то разговора с Чаадаевым. Такое предположение вполне вероятно, т.к. в эти годы они были очень дружны и часто встречались. Пушкин посвятил Чаадаеву три поэтических послания и знаменитое стихотворение «К портрету Чаадаева». Остается добавить, что Чаадаев будучи немного старше Пушкина, пережил его почти на двадцать лет. История литературы богата совпадениями. Эпизод с завещанием чернильницы неожиданно повторился в биографии Антона Павловича Чехова. Осенью 1898 г. писатель познакомился в Ялте с доктором И.Н. Альтшуллером, вынужденным, как и Чехов, переселиться в Крым из-за болезни. Альтшуллер, молодой практикующий врач, человек серьезный и эрудированный, вызвал живую симпатию Чехова. Достаточно сказать, что спустя месяц после знакомства Антон Павлович с Альтшуллером снимают квартиру на двоих. «Он в это время очень много работал, преимущественно по утрам», – вспоминал позднее доктор. Все время пребывания в Ялте Чехова Альтшулер оставался его лечащим врачом и деликатным, заботливым другом. Он часто навещал писателя на «Белой даче» в Аутке и был свидетелем последних пяти лет его жизни. «Мне ведь в последние годы его жизни пришлось очень близко быть около него, иногда, когда других наблюдателей и не было,» – писал Альтшуллер М.П.Чеховой в 1929 г. из эмиграции – «да и по положению я мог видеть и наблюдать многое, что недоступно посторонним, то, что, пожалуй, знаете только Вы, хотя мы почти никогда или очень редко и только вскользь касались этих тем. Исчезнем мы и немногие другие, и, мне кажется, об Антоне Павловиче останется у потомства неверное, точнее неполное, представление». Мария Павловна горячо поддержала предложение доктора написать воспоминания о Чехове. Мемуары И.Н. Альтшуллера сохранили для нас множество подробностей ялтинской жизни писателя и в том числе историю чернильницы – последнего чеховского привета.

Со времен Пушкина чернильница считалась образцовым подарком для писателя. В кабинете ялтинской дачи Чехова стоит одна из них – хрустальная, дар Гиляровского. После премьеры «Вишневого сада» в Художественном театре 17 января 1904 г. чествовали 25-летие творческой деятельности Чехова. Петербургский издатель А.С. Суворин преподнес Антону Павловичу оригинальную бронзовую чернильницу XVIII в., украшенную цветной эмалью. Вернувшись в Ялту, как вспоминал Альтшуллер, Чехов «показывал поднесенные ему подарки и комически жаловался, что кто-то, должно быть нарочно, чтобы ему досадить, распустил слух о том, что он любитель древностей, а он их терпеть не может. Среди подношений была, между прочим, чернильница XVIII в. На мое замечание, что все это очень красиво и что мне особенно нравится чернильница, он ответил: "Да что вы, ведь теперь песочком не посыпают, есть пропускная бумага, и гусиных перьев же нет". Потом со своей милой улыбкой прибавил: "Ну вот, если вам очень нравится, я распоряжусь, чтобы в наказание вам эту чернильницу после моей смерти и вручили". Как ни был он плох, я тогда все-таки не мог думать, что чернильница уже меньше чем через полгода действительно перейдет ко мне».

Альтшуллер не мог предположить тогда, что жизнь заставит его провести долгие годы в эмиграции: сначала в Европе, затем в Америке. Все годы скитаний он бережно хранил подарок писателя, его «последний привет». В 1920-х гг. И.Н. Альтшуллер читал в Нью-Йорке лекцию о Чехове, на которой присутствовали многие друзья писателя, например С.В.Рахманинов. Маленькая бронзовая чернильница оказалась той самой вещью, которая напоминала друзьям живого Чехова спустя долгие годы после его смерти и вдалеке от родины.

Но история чеховского подарка имела свое продолжение: в 1971 году сын доктора Альтшуллера Григорий Исаакович передал реликвию в ялтинский Дом-музей писателя. Теперь, как при жизни Чехова, она хранится на «Белой даче» и ее можно видеть на столе в одной из комнат первого этажа. Память приводит пушкинские строки:

«Взыскательного света

Очей не привлекай

Но верного поэта

Друзьям напоминай».

Юлия Георгиевна Долгополова
ученый секретарь КРУ "Дом-музей
А.П. Чехова в Ялте"
1221
07 апреля 2015  16:17
f

Ваше имя:

Отзыв:

Подтверждение:

 
1221
07 апреля 2015  16:16
привет))))

Ваше имя:

Отзыв:

Подтверждение:

 

Добавить свой отзыв:

Ваше имя:

Отзыв:

Подтверждение: