Научная работа музея

Было что-то тревожное в той осени: частая облачность осеннего неба, частые ветры, переходящие в ураганы – последние оставляли на утро множество поломанных деревьев; была сломана могучая крона гледичии, – само дерево Чехова с трудом тогда уцелело. Гибли фруктовые посадки, повторявшие чеховские, и те, – что были посажены самой Марией Павловной Чеховой. Грустно было смотреть на эту неразбериху перепутавшихся между собой ветвей кустов, изломанных веток беззащитных деревьев: фруктовые и декоративные, они погибали, оставляя нас без своих вёсен.

Среди фотографий ялтинского периода жизни А.П. Чехова привлекает внимание групповая фотография, наклеенная на серое старинное паспарту. Под фотографией подписано: «Куприн. Фёдоров. Бунин. Чехов. Елпатьевский. Горький». Копию такой фотографии можно увидеть в зале литературной экспозиции ялтинского музея. Подписано просто: «Группа писателей в ялтинском саду А.П.Чехова». Чем же заинтересовала нас эта фотография? Мы не узнаём на ней Антона Павловича.

Нынешняя Ялта новыми постройками разбежалась по самым крутым своим холмам. Но столь желанные «многоэтажки» нисколько не преуменьшили внимания к небольшому дому, который более 100 лет тому назад построил Антон Павлович Чехов.
Теперь многих восхищают сроки строительства этого дома «Всего за десять месяцев?» — недоумевают посетители. Больше всего из чеховских обустройств на этом клочке земли поражает записка Агапа Киркорова, выкопавшего колодец на территории участка доктора Чехова. В записке Агап указывал, что деньги получит лишь тогда, когда в колодце окажется воды не менее аршина глубиною...

«Сегодня утром валит пушистый снег, но здесь уже весна все-таки, и я начинаю в Аутке посадку деревьев». Так в феврале 1899 года начинался чеховский сад в Ялте. Две образные темы, взаимосвязанные и контрастно сопоставляемые в творчестве Чехова: дом и сад. «Я купил здесь кусок земли, чтобы построить себе логовище для зимы: куплю в долг, буду строиться в долг — по-видимому, затеял глупость, но что делать?» О своей жизни в Ялте Чехов напишет немало грустных и ироничных строк. И все они невольно сложатся в еще одну удивительную книгу жизни, оставленную нам этим прекрасным человеком и художником.

Эту обыкновенную сирень, у верхней дорожки Чеховского сада, писатель Б. Балтер посадил, будучи гостем Чеховского музея в Ялте, в самом начале 70-х годов прошлого столетия. Помогал ему в этом Юрий Сергеевич Турчик, начавший тогда работать в музее заведующим научно-просветительного отдела.

В новогодние дни детям кажется, что все их сказочные феи, трубочисты, колдуны и волшебники – все эти бесчисленные чудаки их детства поселяются совсем рядом с ними. Днем веселятся у новогодних елок, а на ночь укладываются спать на старых чердаках. У теплых дымоходов и у подъездов домов. Глядя на детей, думаешь, что по-настоящему радостно готовы отметить новогодний праздник не только они. Это ведь у них не исчезает потребность в чуде. Взрослые как бы спохватываются и, может быть, бессознательно извиняются перед детьми за каждый день будничного втягивания малышей в свои «чудеса» очередей, неприбранных улиц и переполненных автобусов. Взрослых тоже можно понять, просто им не хватает времени и сил. И тогда…

Кедр перед школой

Н.Л. Алипов

Недавно в Доме-Музее А. П. Чехова происходило вручение аттестатов выпускникам средней школы. В данном случае это была Ялтинская гимназия имени А.П. Чехова. На память пришли другие годы, давние и не совсем. Вспомнился очерк из «Учительской газеты» времён Перестройки и захотелось вновь поделиться мыслями уже перед другими поколениями молодых, встречающих жизнь как своё, ещё нераспознанное будущее.

9 сентября 2014 года исполнилось 115 лет со дня новоселья Чеховых в своем Ялтинском доме, который А.И.Куприн назвал «Белой дачей». А начиналось все с покупки А.П. Чеховым участка в Аутке. «Однажды Антон Павлович таинственно повез нас с доктором Орловым в верхнюю Аутку, – вспоминает И.А. Синани, – которая тогда еще не была присоединена к городу Ялте, а считалась деревней, остановился в конце ее, загадочно предложил нам перелезть через низкий забор и, когда мы очутились на довольно неприглядном участке, под самым пыльным шоссе, с запущенным виноградником, с двумя-тремя тощими деревьями и старым татарским кладбищем с многочисленными характерными надгробными мусульманскими памятниками по передней его границе, он торжественно заявил, что этот самый участок он собирается купить..."